Сергей Лёвочкин: Есть две основные проблемы, ставшие непреодоленным диагнозом нынешней власти: амбиции и коррупция (рос)

Во властных кабинетах говорят, что досрочных парламентских выборов хотят две политсилы: “Батькивщина” и “Оппозиционный блок”. На фоне падающего рейтинга провластных партий, рейтинги этих двух растут. И, в случае досрочных выборов, они могут завести под купол больше своих людей. Некоторые представители провластных партий обвиняют отдельных членов “Оппозиционного блока” в поддержке и влиянии на других политиков и целые партии. О “проектах Левочкина”, ситуации с “Интером”, вилле во Франции и перевыборах“Сегодня.ua” поговорил с одним из лидеров “Оппозиционного блока” Сергеем Левочкиным.

NVV_8343

- Начнем интервью с вопроса о сегодняшнем политическом кризисе. Почему Оппозиционный блок, столько критиковавший правительство, за признание работы Кабмина неудовлетворительной дал 26 голосов, а через 15 минут при голосовании за недоверие показал лишь 8 “за”?

– В 2014-м, после парламентских выборов, образовалась коалиция из 300 человек. Коалицианты сообщили Украине и миру, что они берут на себя ответственность за проведение программы реформ, управление государством, мир и благоденствие в Украине. Прошло меньше двух лет, в коалиции из 300 людей образовалось большинство в 194, то есть 2/3 коалиции, которое решило, что правительство им больше не подходит и нужно менять премьера.

Кроме того напомню, что когда коалиция создавалась, коалицианты, назвав себя “демократами”, применили новую в истории демократии норму – лишили оппозицию всех контрольных механизмов в парламенте. И Оппозиционный блок, будучи единственной оппозиционной фракцией и третьей по численности в парламенте, не получил ни одного комитета, ни традиционно “оппозиционной” должности вице-спикера, и был фактически устранен коалицией от процесса формирования повестки парламента. С тех пор не был ни рассмотрен, ни проголосован ни один из наших принципиально важных законопроектов. Это была попытка устранить оппозицию из политической жизни Верховной Рады.

В этой ситуации позиция Оппозиционного блока абсолютно логична: нужно не только менять премьера и правительство, нужно в первую очередь признать, что коалиция не состоялась, ее деятельность провалена.

- Все-таки, почему “Оппозиционный блок” не дал голоса за отставку Кабинета Яценюка?

– Некоторым депутатам, особенно новым, кажется, что смысл их политической деятельности заключается в трех алгоритмических действиях: кнопка-палец-пост в Facebook. А деятельность их политсил – это совокупность аналогичных действий депутатов, входящих в эти политсилы. Это неправильно. На самом деле, функция фракции парламентской партии в том, чтобы брать на себя ответственность за решения, которые она принимает. И если предлагается решение отправить в отставку премьера, то нужно сказать: больше нет коалиции, нужен новый формат, новое соглашение, под это мы берем политические обязательства, формируем новый Кабинет министров, и назначаем нового премьера.

Поэтому фракция “Оппозиционного блока” приняла несколько решений. Во-первых, мы считаем, что коалиция и правительство сработали неудовлетворительно – они провалили работу и не выполнили обещаний. Мы за это проголосовали. Во-вторых, “Оппозиционный блок” не будет принимать участия в большинстве в этом составе парламента с провалившимися коалициантами. В-третьих, коалиция должна объявить о прекращении своего существования и существования созданного ею правительства. Мы не видим возможности участвовать в афере, которая называется “уволим правительство, а дальше поторгуемся”, и требуем от коалиции, чтобы они приняли решение о новом составе коалиции или о самороспуске Рады. Тогда перевыборы, новый парламент, и Оппозиционный блок будет принимать решение о том, будем ли мы в коалиции, брать на себя ответственность за управление страной.

- Но ведь не только Оппозиционный блок не додал голосов за отставку Кабмина. За 15 минут между голосованиями в парламентских коридорах потерялись более 20 нардепов от БПП и другие. Многие нарекали на “руку Госдепа”.

– Это для гурманов. Позиция Оппозиционного блока предельно ясна, а  депутаты других фракций пусть сами говорят о своих мотивах. Сегодня реальность такова, что коалиция, сформировавшая нынешнее правительство, перестала существовать. Потому что 194, то есть 2/3, выразили недоверие премьер-министру, который после этого должен сказать: “Коалиции больше нет, я ухожу в отставку”.

У Оппозиционного блока четкая позиция: коалиция недееспособна, парламент недееспособен, мы выступаем за перевыборы парламента, за создание новой коалиции и правительства, в этом случае мы готовы брать на себя ответственность.

- Если Яценюк все-таки решит добровольно уйти в отставку, “Оппозиционный блок” и Вы лично проголосуете? Кто может заменить Арсения Петровича? Называют разные фамилии. Наиболее реальной кажется кандидатура Натальи Яресько и формирование под нее технократического Кабмина.

– Еще раз: мы не станем участвовать в коалиции в этом составе парламента. Мы хотим видеть, какой будет коалиция и следующее правительство, кто берет на себя ответственность за то, что будет происходить в стране, что будет с людьми, войной и миром, социалкой и бюджетом, после этого мы примем решение о голосовании.

Отправить в отставку правительство – не механическое действие, это ответственность за то, что будет на следующий день. Это должны понимать и  депутаты, живущие в логике “палец-кнопка-Facebook”. Сначала нужно четко определить, что будет дальше, а потом “выносить” свой же Кабмин.

- Вы видите, кто может заменить Яценюка?

– Десятки кандидатур могут справиться не хуже, а даже лучше. Я считаю, что нынешнее правительство полностью провалилось и чем раньше оно уйдет, тем лучше. Но в соответствии с Конституцией Кабинет – это производная от коалиции. Если коалиция не состоятельна, недееспособна и не насчитывает 226 голосов даже на принципиальное решение отставки Кабинета министров, тогда должно произойти следующее конституционное действие: перевыборы Рады, новая коалиция и новое правительство. Иначе – это бег по кругу и продолжение коллективной безответственности.

- Что вообще, по Вашему мнению, послужило причиной острого политического кризиса: амбиции, борьба за потоки, коррупция?

– Многие из причин вы назвали. Вне сомнения, здесь есть две  основные проблемы, ставшие непреодоленным диагнозом нынешней власти: амбиции и коррупция. Это не мой рецепт и не мой диагноз. Это сказал МВФ. Фонд уже проголосовал за качество работы коалиции и правительства, когда не предоставил транш. Деньги не дают с прошлого года. При этом в “деликатных” релизах МВФ мэм – слово “коррупция”.

- Запад категорически против досрочных парламентских выборов, считая, что они сыграют на руку Кремлю. С другой стороны, клубок политического кризиса может закрутиться настолько, что не останется другого выхода, как идти на перевыборы.

– “Кому будут выгодны досрочные парламентские выборы?” – этот подход манипулятивний. Рассуждать нужно по-другому: как создать эффективную коалицию и правительство? Если есть путь сделать в этом  парламенте – welcome. Но я в это не верю. У нынешней коалиции было более 300 голосов и почти два года и ничего не произошло.

Я не верю в способность нынешней коалиции и Кабинета продвигать реформы, и преодолеть коррупцию и амбиции. Перевыборы – логичный выход из нынешней ситуации. Можно их лонгировать и играть в игру: давайте попробуем еще раз, сделаем вид, что не было этих полутора лет… Но я не верю. Вы верите?

– Я знаю почти всех в этой стране, кто занимается политикой и управлением. Имеет ли он к нам отношение? Наверное, нет. Ни ко мне, ни к Фирташу. Поэтому громкие заявления о связанных лицах и общих интересах чаще всего – примитивный фейсбучный пиар и результат низкой квалификации заявителей.

Вообще, привлечение различных псевдоэкспертов и пиарозабоченных активистов в партийные списки себя не оправдало. И громкие обвинения о коррупции, и болтовня о реформах, которые они делают, остаются лишь заявлениями и пожеланиями. Этот состав парламента показал, что максималисты без жизненного и управленческого опыта абсолютно бесполезны с точки зрения прогресса.

- Вас часто называют “серым кардиналом” украинской политики. Также Вас часто видели в Администрации президента. Что Вы там делали, с кем встречались? Ходили слухи, что Вы хотели заручиться поддержкой Банковой, но что-то наломалось.

– Мне нравится слово “кардинал”, но совсем не нравится слово “серый”. Что касается Администрации – скажем так: сейчас, как и раньше, провожу много встреч с разными людьми.

- Некоторые говорят, что Вы пытались договариваться с нынешней властью о политических преференциях для “Оппозиционного блока” и себя лично.

– На эту тему есть много спекуляций. Начиная от “Венских переговоров”, заканчивая нынешними переговорами по отставке правительства. Задача нашей политической силы – отстаивать и защищать интересы наших избирателей. И если для этого нужно общаться с властью – будем общаться.

- Тема Майдана и Вашего таинственного исчезновения в ночь на 30 ноября так и не раскрыта. Вы ответили на открытые обвинения Виктора Януковича в разгоне Евромайдана. Но ничего не говорили о том, что всю ночь на 30 ноября Вы были вне зоны доступа. Хотя телефон обрывали дипломаты.

– Мой телефон работал всю ночь. Первый звонок был в районе семи утра. Звонил один из самых влиятельных дипломатов, спросил: “Знаешь, что происходит?”. – “Что случилось?”. – “Включи телевизор”. Когда я увидел картинку с Майдана – начал связываться с несколькими высокопоставленными чиновниками. Постепенно сложилось понимание того, что произошло, тогда я принял решение, что подаю в отставку. Это было эмоциональное, но абсолютно осознанное решение. Я не мог больше быть во власти, которая так поступила с мирным протестом. Следующие полтора месяца я делал все от меня зависящее, чтобы предотвратить силовой сценарий, чтобы власть нашла компромисс с протестующими. В те дни взаимодействовал с лидерами Майдана,  дипломатами и людьми во власти, от которых зависели решения, чтобы найти мирный выход. После принятия законов 16 января я понял, что дальнейшие усилия бесполезны, но представить тогда тот кошмар, который произошел спустя месяц – в феврале, было не возможно. С 17 января 2014  я больше не контактировал с властью и не бывал на Банковой.

 

- Глава немецкого МИДа Франк-Вальтер Штайнмайер надеется, что выборы на оккупированном Донбассе пройдут уже в первой половине 2016-го. Как это вообще возможно, если там еще стреляют?

– “Оппозиционный блок” разделяет позицию ЕС и США в вопросе необходимости выполнения Минских соглашений. Мы надеемся, что украинская власть будет принимать все необходимые меры для достижения мира и что Россия будет активным участником этого процесса. Как политическая сила мы готовы участвовать в избирательном процессе, входить в состав новой украинской власти на Донбассе, искать пути для дальнейшей демилитаризации, примирения, восстановления Донбасса.

Нужно вернуть на Донбасс нормальную жизнь. Для этого необходимо решить два комплекса проблем: первый – милитарное урегулирование, второй – политическое. Они должны решаться параллельно.

Необходимо как можно скорее сформировать дорожную карту политического урегулирования. В первую очередь – через формирование легитимных органов власти, путем проведения местных выборов на Донбассе. Сейчас на эту тему идут интенсивные переговоры.

- Сейчас Европа разбилась на два лагеря: один поддерживает продление санкций против России, другие хотят вернуться к “business as usual”.

Вне сомнения, никто не хочет продления санкций. Санкции – это ограничение экономических свобод, а философия единой Европы – свободный рынок. Санкции были сигналом о том, что нарушаются базовые ценности (суверенитет и территориальная целостность Украины со стороны России – Авт.). Ситуация изменится, санкции в отношении России будут остановлены. А вот взаимные украинско-российские санкции являются тормозом экономического развития, они убивают рабочие места. Я за то, чтобы в перспективе, по мере урегулирования, санкции исчезли. Мы как политическая сила будем бороться за то, чтобы восстанавливать производственно-экономические связи со всем СНГ, в первую очередь ­- с Россией как самым большим рынком для украинских товаров, чтобы это сотрудничество давало рабочие места и налоги в украинский бюджет. Другого пути нет, мы не сможем переориентировать всю промышленность на рынок ЕС. Многие товары, которые производит Украина еще долгие годы, будут не востребованы в Европе. Поэтому для выхода из кризиса нам нужно бороться за мир, урегулирование конфликта и рынки.

- А Вы ведете диалог с российской стороной?

– Безусловно.

- А на каком уровне?

– На политическом. Сейчас диалог ведет и власть, и не надо этого стесняться или скрывать. Если бы украинская власть больше времени и усилий уделяла диалогу на высшем уровне, возможно, такого конфликта как сейчас не было. Если бы с первого дня противостояния начали искать пути для дипломатических решений, примирения и диалога, возможно, ситуация была бы другой. Но на то время конфронтация была политически выгодной для власти, играли в политику, в выборы…

Приведу недавний пример. Полтора года войны, и вдруг начинается демонтаж авиасообщения между Украиной и Россией. Это проблема для России? Не уверен. Но точно проблема для украинских перевозчиков и пассажиров. Сотни миллионов потерь, люди не могут нормально ездить к родственникам. Но это политическая игра в патриотов, которая по задумке правительства должна была привести к росту его рейтинга (после закрытия неба с РФ – Авт.). Этого не произошло. В результате, имеем отрицательные экономические и гуманитарные последствия, а политических позитивов чиновники, которые это затеяли, не получили.

- Кем Вы видите себя после перезагрузки власти?

– Жизнь покажет. Для меня на данном этапе главные задачи – это мир,  реформы, развитие, новая Конституция, укрепление нашей политической силы. Возвращаясь к теме Конституции, думаю, что на данном этапе для Украины более эффективной была бы парламентская модель с глубокой децентрализацией  властных функций. Монополию (государства – Авт.) нужно оставить на оборону и внешнюю политику, а вопросы управления экономической жизнью – передать на места. Все налоги, которые только можно, нужно передавать на местный уровень. Местные будут управлять лучше. Не с первого дня, безусловно. Но в конечном счете это повысит эффективность госуправления, качество образования, медицины, потому что люди на местах будут сами зарабатывать свои бюджеты, учить и лечить своих детей.

- Вы говорите о выполнении Минских соглашений, в которых есть пункт о конституционных изменениях. И тут же Вы говорите, что Украине нужна новая Конституция.

– Здесь нет противоречия. Новая Конституция может стать основой для выполнения Минских соглашений. Принятие новой Конституции – революционный путь, который может дать стране не только мир, но и стать основой новой соборности, мощным источником энергии для развития.

Пока же власть находится в рамке реформирования действующей Конституционной модели. Проблема тут возникла, когда “передел” власти через децентрализацию связали с выполнением Минских соглашений. Половина фракций и Оппозиционный блок не видят в известном законе ничего общего с децентрализацией. Наоборот, это концентрация власти и, по сути, ревизия ныне действующей модели Конституции. Так образовался нынешний конституционный тупик. Это негативно влияет на Минский процесс.  Когда с иностранными партнерами, они спрашивают: “Что вам сложно Конституцию принять?”. Начинаешь объяснять, они не понимают, почему так все запутали…

Позиция Оппозиционного блока в отношении Минских соглашений проста – мы готовы голосовать за все, что принесет мир на нашу землю.

Полную версию читайте: http://www.segodnya.ua/politics/pnews/intervyu-s-sergeem-levochkinym-696998.html

Loading...
У разі повного чи часткового відтворення матеріалів пряме посилання на "Незалежний громадський портал" обов'язкове!
Адміністрація сайту попереджає, що коментарі з використанням ненормативної лексики, пропагандою насилля та образою честі та гідності будуть видалятися

Коментарів: 2

  1. мабуть матеріал надруковано…..на правах реклами….

  2. Сегодня – це видання Ахметова

Коментування

Ваша електронна адреса не буде афішуватись.